Сегодня 28 ноября 2022

21.12.2015

Генеральный директор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов дал большое интервью газете РБК. Несколько вопросов были посвящены системе «Платон».

— Первый вопрос про «Платон»: Росавтодор должен был выбрать оператора для новой системы взимания дорожных сборов на конкурсе, но вы настояли, чтобы этот оператор был назначен директивно — из соображений национальной безопасности. В итоге контракт получила компания «Ростеха», сына Аркадия Ротенберга и Андрея Шипелова. Дополнительные сборы и сам «Платон» вызвали протесты среди дальнобойщиков. Вы считаете себя ответственным за эту ситуацию?

— Мы, как и заявляли раньше, взяли на себя разработку и произвели систему. Сегодня это одна из крупнейших систем телематики в мире. Вся техника, которая установлена (на трассах, в пунктах обслуживания «Платона» и т.д. —РБК), произведена на основе российских технологий, в том числе на предприятиях «Ростеха». Впервые в нашей стране система такого масштаба создана без единой лицензии иностранных производителей — все свое, отечественное.

Глобальных претензий к ней нет, система работает. Не было серьезных сбоев, в течение первых дней работы «Платона» (заработала с 15 ноября. —РБК) система выдержала одну из мощнейших хакерских атак в России.

Конкурс был отменен, действительно, по причине того, что в таком проекте нельзя было допустить возможности утечки из России очень чувствительной информации. Более того, мы навсегда были бы лишены возможности создать свой собственный продукт в транспортной телематике. Поэтому мы четко дали свою позицию тогда: иностранцам этот рынок достаться не должен.

— Но вы же видите — водители блокируют трассы, почему, как по-вашему?

— Этот вопрос скорее нужно задавать не нам. «Ростех» — исполнитель. Нам заказали оборудование, мы его изготовили и установили. Сделали программное обеспечение.

— То есть софт тоже ваш?

— Софт полностью российский. Все запустили, система работает. Размер тарифов, штрафов мы не устанавливаем, этим занимаются соответствующие ведомства вместе с Министерством транспорта. Они должны объяснять водителям, для чего это делается, выстраивать порядок интеграции системы.

Собранные через «Платон» деньги целевым образом пойдут на ремонт и строительство дорог. То есть не в общий бюджетный котел, а на четкие цели. Плата за проезд по дорогам существует во всем мире. Почему российские перевозчики не должны платить? При этом основными зачинщиками публичных протестов являются преимущественно мелкие перевозчики. Фирмы, в которых хозяин и водитель — одно лицо.

— В том-то и дело — главный удар пришелся на малый бизнес, который вроде бы собирались поддерживать…

— Как раз легальный малый бизнес оказывается под защитой, получает поддержку. Система «Платон» защищает малый бизнес от недобросовестной конкуренции. Именно начинающие предприниматели и маленькие компании, у которых в парке насчитывается от двух до десяти машин, страдают от нелегальных перевозчиков, которые не платят налоги, не осуществляют должное содержание техники и фактически разрушают конкуренцию за счет демпинга цен на услуги перевозчиков. А система «Платон» это раскрывает: куда ездил, где брал груз, что вез. Ничего не скроешь. Полагаю, именно это им не очень нравится. Ведь пошлины за использование трасс не такие большие.

В конечном счете все издержки перевозчик перекладывает на заказчика услуги, так что здесь некорректно говорить об ущемлении прав малого бизнеса.

РБК 21 декабря 2015 года

Пресса о нас

Интервью, статьи, видеорепортажи о деятельности СААП

Материалы рубрики

Перевозчики отстаивают права

О диалоге перевозчиков с властями

Материалы рубрики

Мы вне работы

Фоторепортажи о соревнованиях и событиях, в которых участвуют сотрудники компаний – членов СААП

Материалы рубрики