Сегодня 11 августа 2022

29.06.2022

Минфин США ввел блокирующие санкции против крупнейшего российского производителя грузовиков КамАЗ, включив его и ряд дочерних структур SDN-list. Эти ограничения могут затруднить КамАЗу доступ к импортным компонентам даже от оставшихся китайских партнеров, считают юристы. Кроме того, концерн, у которого около 10% выручки приходится на экспорт, вряд ли удастся сохранить его в прежнем объеме.

КамАЗ попал под санкции США — 28 июня OFAC включил концерн, его главу Сергея Когогина, а также дочерние одноименную лизинговую компанию, НЕФАЗ (50,01%) и Тутаевский моторный завод (ТМЗ; 64,43%) в SDN-list. При этом Минфин США разрешил проведение сделок с НЕФАЗ и ТМЗ по сельскохозяйственному оборудованию до 22 декабря.

SDN запрещает любые сделки американским лицам. Ими считаются не только компании, зарегистрированные в США, но и зарегистрированные в соответствии с законодательством США, а также американские физлица и банки, которые используют доллары как валюту платежа, говорит руководитель юридической практики Grace Consulting Ltd Екатерина Орлова.

Из пресс-релиза OFAC следует, что КамАЗ включен в список из-за того, что его техника была замечена при передвижении российских военных по территории Украины, а грузовики марки, предположительно, принадлежащие российским военным, были замечены в Белоруссии с ракетами комплексов «Искандер».

Сергей Когогин еще 27 января не видел рисков попадания компании под санкции США. «Мы еще в 2014 году сделали все, чтобы КамАЗ не находился в «красной зоне». Задача была уменьшить долю «Ростеха» — мы уменьшили. Задача была отказаться от производства военной техники — мы это предприятие вывели за пределы КамАЗа вообще, перестали производить чисто военную технику. Мы были уверены, что у нас признаков попадания в SDN-list нет»,— говорил он в интервью Тине Канделаки на RTVi (также попала в SDN-list 28 июня).

В КамАЗе традиционно в ответ на вопросы о влиянии новых санкций сказали, что «компания продолжит работу в обычном режиме». Концерн — лидер по объему санкционных ограничений в российском автопроме — уже под санкциями Австралии, Канады, ЕС, Новой Зеландии, Швейцарии и Великобритании. В SDN-list из отрасли до этого была включена только группа ГАЗ Олега Дерипаски. В отличие от санкций ЕС, ограничения США имеют экстерриториальное применение.

Также в SDN-list 28 июня вошла госкорпорация «Ростех», у которой 47,1% в КамАЗе (еще 23,54% у ООО «Автоинвест», 15% у немецкой Daimler AG).

В апреле глава «Ростеха» Сергей Чемезов утверждал, что госкорпорация ведет переговоры с Daimler о покупке ее доли в КамАЗе, однако позднее Daimler Truck опровергла это. США дали разрешение на взаимодействие с «Ростехом» до 11 августа. Екатерина Орлова обращает внимание, что предоставленная «Ростеху» лицензия не позволяет извлекать выгоду из сделки.

Помимо доли в КамАЗе, сотрудничество Daimler с концерном включало паритетное СП «Даймлер Камаз Рус». Однако уже 28 февраля Daimler Truck сообщила о приостановке всех операций в РФ. Это отразилось на возможностях выпуска новой линейки КамАЗа К4 и К5, которые использовали кабины Mercedes. У КамАЗа есть еще несколько СП с иностранцами, в том числе по выпуску двигателей с китайской Weichai. Эта компания также работает с МАЗом в Белоруссии, хотя в отношении МАЗа действуют санкции ЕС. В РФ действовало СП «ЦФ Кама» по коробкам передач, где 51% у немецкой ZF (16 марта объявила, что прекратила все поставки в Россию), и паритетное СП «Камминз Кама» по выпуску дизельных двигателей с американской Cummins (компания 17 марта объявило о приостановке работы в РФ). КамАЗ до включения в SDN успел консолидировать бывшее СП с немецкой Knorr-Bremse по выпуску тормозных систем, о чем стало известно 28 июня.

Кроме того, КамАЗ в прошлом году вышел на рынок легких коммерческих автомобилей, чтобы конкурировать в том числе с ГАЗом. Концерн по лицензии собирает под своей маркой LCV китайской JAC — в РФ модель «Компас». JAC также называлась среди возможных «доноров» для «Москвича» (бывший завод Renault в Москве), производственным партнером проекта должен был стать КамАЗ. Собеседники “Ъ” среди аналитиков говорят, что судьба сборки даже «Компаса» теперь под вопросом.

Под вопросом также судьба экспорта самого КамАЗа.
Компания в 2021 году экспортировала 5,8 тыс. грузовых автомобилей, сборочных комплектов и комплектующих (рост на 33,6%) более чем в 50 стран СНГ, Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Африки, Восточной Европы и Латинской Америки. На экспорт приходится 25,9 млрд руб., или 9,6% от всей выручки компании. В конце июня Сергей Когогин говорил, что компания не потеряла клиентскую базу, но уже столкнулась с проблемами с проведением платежей за экспорт. Дмитрий Бабанский из SBS Consulting говорит, что включение в SDN, скорее всего, усложнит работу КамАЗа на внешних рынках, а также «нужно будет снова решать вопросы с компонентами для выпуска в РФ».

Причины введения санкций, которые указал Минфин США, полагает Екатерина Орлова, станут дополнительной трудностью для экспорта из-за репутационных издержек. Она добавляет, что китайские компании очень осторожны в том, что касается создания СП с санкционными лицами, поскольку в связи с активным давлением США китайские банки стараются не проводить платежи для структур, которые потенциально могут стать объектами вторичных санкций, чтобы самим не попасть под них.

Коммерсантъ

Пресса о нас

Интервью, статьи, видеорепортажи о деятельности СААП

Материалы рубрики

Перевозчики отстаивают права

О диалоге перевозчиков с властями

Материалы рубрики

Мы вне работы

Фоторепортажи о соревнованиях и событиях, в которых участвуют сотрудники компаний – членов СААП

Материалы рубрики