Сегодня 28 октября 2021

17.11.2015

В минувший четверг, 12 ноября 2015 года, в новосибирском пресс-центре ТАСС прошла пресс-конференция на тему «Платные трассы: влияние на экономику Новосибирской области». Публикуем стенограмму этого мероприятия.

Руководитель пресс-центра ТАСС в Новосибирске НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— Сегодня у нас пресс-конференция посвящена ситуации на региональном транспортном рынке в связи с введением с 15 ноября 2015 года платы за проезд большегрузных автомобилей по федеральным трассам. Представляю гостей пресс-центра: первый заместитель начальника Федерального управления автомобильных дорог «Сибирь» Анатолий Викторович Костылевский, президент Сибирской ассоциации автомобильных перевозчиков Вячеслав Станиславович Трунаев и представитель федерального оператора системы взимания платежей, руководитель сибирского обособленного подразделения компании «РТ-Инвест Транспортные системы» Денис Иосифович Крылов. Анатолий Викторович, пожалуйста, Вам слово. Напомните, пожалуйста, в связи с чем была введена новая норма и что мы от нее получим?

АНАТОЛИЙ КОСТЫЛЕВСКИЙ:

— Добрый день! Данная норма обозначена 257-м федеральным законом «Об автомобильных дорогах». Известно о ней стало еще в 2011 году. До запуска данной системы взимания платы с транспортных средств общей максимальной массой свыше 12 тонн остается два дня. Вводится она с 15 ноября 2015 года. Данная система введена с целью возмещения вреда, нанесенного дорогам транспортными средствами, максимальной массой свыше 12 тонн. Изначально планировалась ставка 3 рубля 73 копейки за километр. С учетом этой ставки планировалось собрать дополнительно во внебюджетные источники порядка 50 млрд рублей. Потом пересматривалась ставка – 3,06 рубля. Позавчера принято решение правительством ввести переходный период и сделать ставку 1 рубль 53 копейки. Она будет действовать по 29 февраля 2016 года. После этого вступает в силу ставка 3,06, которая будет действовать по 31 декабря 2018 года.

По ориентировочным расчетам при ставке 3,06 рубля ожидается сбор порядка 40 млрд рублей. Все средства пойдут сто процентов на содержание, ремонт, капитальный ремонт и реконструкцию и строительство дорог. Планировалось, что средства направят на федеральные автомобильные дороги. Сейчас правительство рассматривает возможность внесения изменений, чтобы эти средства можно было направить на региональные объекты с целью поддержания инициативы регионов о строительстве крупных инфраструктурных дорожных объектов на основе государственно-частного партнерства. В ближайшее время такое решение будет принято. Поручение президента у нас остается по удвоению количества построенных автомобильных дорог до 2022 года.

НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— Денис Иосифович, расскажите, пожалуйста, каким образом будет осуществляться контроль взимания средств и как идет подключение к системе «Платон»?

ДЕНИС КРЫЛОВ:

— На сегодняшний день в Сибирском федеральном округе полностью закончена передача представителям Федерального дорожного агентства системы взимания платежей, которую мы построили. Все было принято без замечаний. Инфраструктура построена. Все 23 офиса (центры информационной поддержки пользователей) во всех крупных городах работают. С сегодняшнего дня с восьми часов утра и до восьми часов вечера. С воскресенья новосибирский офис переходит на круглосуточную работу потому, что поток пользователей наконец-то стал достаточно существенным. Понятно стало, что введение закона неотвратимо, никто его отменять не будет. Соответственно, с воскресенья закон вступает в действие. Система взимания платежей построена, функционирует. С позавчерашнего дня мы начали выдавать бортовые устройства. Системы мобильного контроля вчера разъехались из Новосибирска по всем нашим региональным офисам. И соответственно с 15 числа в Сибири начнется контроль за проезжающими автомобилями. Построен он будет на базе мобильных систем. Это легковой автомобиль «Ларгус», оснащенный видеокамерой, радаром, который считывает государственные номерные знаки, передает данные в центр обработки данных.

Что касается систем стационарного контроля, в Сибири система будет строиться в рамках третьего этапа модернизации. То есть, реально в нашем регионе будет построено порядка 70 рамок, рамных конструкций на федеральных дорогах в 2017 году. В следующем году будем проводить изыскания, согласовывать точное месторасположение и соответственно в 2017 году будут построены. До тех пор контроль будет вестись только с помощью системы мобильного контроля. Наверное, стоило бы отметить, что вчера в прессе прошло, по крайней мере цитирую по «Интерфаксу» – заместитель министра транспорта Евгений Дитрих сообщил, что плата вводится на территории всей страны, но при этом принято решение, что с момента запуска системы 15 ноября 2015 года штрафы за невнесение платы будут взиматься только на территории Московской области, а на дорогах всей Российской Федерации штрафы будут взиматься только с 1 мая 2016 года.

Оператор системы «РТ-Инвест Транспортные системы» и ГИБДД Московской области провели испытания системы. На территории Московской области система полностью развернута и с 15 ноября заработает. По территории всей страны несколько позже.

НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— Можно озвучить, если есть данные о количестве автомобилей, которые будут учитываться на территории нашего региона?

ДЕНИС КРЫЛОВ:

— На сегодняшний день мы зарегистрировали в наших офисах больше 6 тысяч владельцев транспортных средств и более 12 тысяч автомобилей.

НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— На какой территории?

ДЕНИС КРЫЛОВ:

— Это имеется в виду в рамках Сибирского федерального округа. Всего по состоянию на конец позавчерашнего дня в системе было зарегистрировано в целом по стране больше 30 тысяч владельцев транспортных средств и более 300 тысяч автомобилей. Что составляет уже существенную долю грузовых автомобилей в России.

АНАТОЛИЙ КОСТЫЛЕВСКИЙ:

— 365 тысяч транспортных средств зарегистрировано сейчас.

НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— Вячеслав Станиславович, как Вы оцениваете результаты вчерашней акции? С учетом того, что она не была согласована, есть ли какие-то последствия для Вас? И сразу вопрос по поводу снижения цены. Устраивает ли Вас стоимость 1 рубль 53 копейки?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Добрый день, уважаемые коллеги и представители средств массовой информации! Прежде чем комментировать поступившие вопросы, я должен выразить слова признательности к органам власти нашего региона. Прежде всего, органам правопорядка, которые очень эффективно оказали нам помощь в проведении этой публичной акции. Благодаря нашим общим усилиям во время проведения этой акции не было каких-то эксцессов и нарушений правопорядка. Во-вторых, я хотел бы выразить слова признательности всем представителям средств массовой информации, которые очень ярко и доходчиво пытались объяснить суть происходящего. Большое Вам всем спасибо! Теперь переходим к поступившим вопросам.

Да, в какой-то степени эта публичная акция была не согласована, хотя мы проинформировали о том, что такая акция будет проведена и балансодержателя (федеральное управление автодорог) и органы правопорядка. Не просто проинформировали, а попросили содействия, оказания помощи. Но все же были нарушены определенные правила согласования с местной властью. Есть определенный порядок. В результате, составлен протокол об административном правонарушении. Я как организатор был признан виновным. И решением суда оштрафован на 20 тысяч рублей.

Цели акции были достигнуты – мы привлекли внимание власти и общества к проблеме. Но с теми скоропалительными решениями, которые приняты правительством по изменению 504-го постановления (введение понижающего коэффициента) мы не согласны. Этого не достаточно! Наши предложения были все-таки направлены на изменение самого размера платы. Мы солидарны с Минэкономразвития, которое утверждает, что для выполнения задач по содержанию и реконструкции существующих дорог хватит 96 копеек.

Второй момент. Если мне не изменяет память, первого июня было решение правительства о том, чтобы понизить размер неналоговых платежей. Введена плата — это не что иное как неналоговые платежи и мы считаем, что таким образом правительство не исполняет собственное решение.

Что касается решения Минтранса взимать штрафы с большегрузов только в Московской области. Мы считаем, что более конструктивным было бы ввести по всей стране тестовый режим на безвозмездной основе, чтобы система была прежде всего технически исполнена. Трекеры активно выдаются, но надо признать, что далеко не все компании их получили и вряд ли к 15 ноября получат в полном объеме. Поэтому мы считаем, что необходим тестовый режим в полном объеме. Неплохо было бы его продлить до того же первого мая. В таком состоянии как сейчас нам не совсем понятно как он будет исполнен. То есть, по всей территории Российской Федерации штрафы взиматься не будут, а в Москве и московском регионе будут. Тем самым правительство тем самым ставит нормального, добросовестного перевозчика в ранг так сказать подпспудного нарушителя, который пытается обмануть существующее положение. Объясню, что я имею в виду. Чтобы совершить поездку допустим из Иркутска в Москву, перевозчик будет вынужден заранее, наверное, вводить в заблуждение органы надзора и выписывать себе документы, что он попал в Москву не из Читы, а допустим из Нижнего Новгорода. И проехал по федеральным трассам не несколько тысяч километров, а всего несколько тысяч километров.

Поэтому я все-таки считаю, что необходимо было вводить тестовый режим на всей территории Российской Федерации.

Теперь что касается вопроса о предварительном сборе денежных средств. По нашим расчетам на территории Новосибирской области будет собрано порядка полумиллиарда рублей в течение года. Сколько средств из них попадет в дорожные фонды, нам трудно судить, поскольку коммерческая структура «РТ-Инвест», наверное, больше располагает сведениями о том, сколько она оставит у себя в собственном кармане, а сколько направит в дорожные фонды. Какие еще вопросы были?

НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— Каковы перспективы повышения цен на перевозки? И как следствие потом на перевозимые товары?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Ни для кого не секрет, что данное нововведение по взиманию платы прямиком ляжет на потребителей товаров, то есть, на нас с вами. По нашим подсчетам, себестоимость товаров увеличится от 5 до 10%. Это неминуемо ляжет на плечи обычного жителя нашей страны. Буквально на днях был целый ряд совещаний в правительстве, Государственной Думе, где активное участие принимали не только перевозчики, но и товаропроизводители.
Не могу не прокомментировать мнение Анатолия Викторовича о самой идее взимания платы за нанесенный ущерб дорожному покрытию. Мы здесь категорически не согласны с Росавтодором, поскольку считаем, что обычное транспортное средство, которое идет по дороге, не превышая весовых параметров ни по полной массе, ни по осевым нагрузкам, оно не наносит ущерба. Есть определенный износ, но в равной степени как и от легкового транспорта. Кто наносит значительный ущерб, так это тяжеловесные транспортные средства, которые изначально идут с превышением весовых параметров.
Может, есть смысл направить средства на установку рамок, совмещенных с автоматическими весами? На недопущение выхода на дороги вот таких тяжеловесных транспортных средств? И тем самым мы бы сэкономили деньги, которые сейчас направляем на ремонт и содержание дорог.

А в данный момент идет подмена понятий. Пытаются найти виноватых в нашем лице. Что, мол, обычные грузовые автомобили, у которых нет нарушений весовых параметров, они наносят ущерб дорогам. Я подчеркиваю – никакого ущерба транспортное средство без нарушения весовых параметров дорожному покрытию, которое рассчитано на эти нагрузки, не наносит. Для примера могу привести целый ряд магистралей Новосибирска, по которым вообще не ходит грузовой транспорт, но мы вместе с вами видим вот такую колею. Поэтому я в очередной раз задаю вопрос: «Так может направить претензии не к нам, а к подрядчикам, которые не совсем качественно выполняют ремонт и строительство дорог?».

НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— Ваши дальнейшие действия? Взаимодействуете ли Вы с депутатским корпусом?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Хороший вопрос. С большим удовольствием включились бы в совместную работу и с местной законодательной властью, с депутатами профильного комитета Законодательного собрания. Проявляю инициативу. Готов создать рабочий штаб из числа нашего актива и включиться в работу. Мы могли бы дать анализ и расчеты, которыми располагаем. Так же с местными министерствами регионального правительства.

АНАТОЛИЙ КОСТЫЛЕВСКИЙ:

— Не могу не прокомментировать Вячеслава Станиславовича. Мы давно друг друга знаем, сотрудничаем. Могу характеризовать как порядочного человека, радеющего за свою отрасль. Об этом можно судить даже по этой акции. Она была четко организована. Нарушений правопорядка никаких не было. Все прошло достаточно цивилизованно.

Не согласен, что транспорт свыше 12 тонн не наносит ущерб дорогам. Проезд 20-тонной машины равен пяти тысячам проезда легкового транспорта. По поводу борьбы с так называемыми нарушителями весогабаритных норм. Данная работа проводится и усиливается. Средства из дорожного фонда выделяются на строительство весогабаритных рамок. Сейчас такая рамка устанавливается на Северном обходе города Новосибирска. Она будет в автоматическом режиме фиксировать нарушения весогабаритных параметров транспортных средств. Прорабатывается вопрос о том, чтобы совмещать данные рамки с системой «12 плюс».

Да, действительно, машина с перегрузом наносит ущерб, приравнивается к 20-40 тысячам проезда легкового транспорта. Одна машина. В основном такой перегруз у тех, кто возит инертные материалы, лес. И зачастую это черные перевозчики, которые не платят налоги. Конечно, система «12 плюс» в первую очередь ударит по ним. Грузоперевозки для таких перевозчиков очень прибыльный бизнес, потому что они не платили налоги. В отличие от представителей ассоциации, которые здесь находятся.

По поводу некачественного ремонта готов поспорить. Знаю, что жесточайший контроль качества на территории оперативного управления ФУАД «Сибирь». Поэтому практически исключены случаи участия недобросовестных подрядчиков в наших торгах. К нам приходят известные фирмы. Нет практически фирм-однодневок. Это может быть один случай в год. Да и то заходила такая фирма в Омской области – мы расторгли с ней контракт и занесли данную организацию в реестр недобросовестных поставщиков на два года. Жесточайший контроль во время производства работ. Мы нанимаем отдельно организацию осуществляющую контроль и у нас своя служба контроля качества. И также гарантийный контроль. Специалисты выезжают, фиксируют. В случае выявления нарушений подрядчик за свой счет устраняет.

ДЕНИС КРЫЛОВ:

— Мне тоже придется прокомментировать уважаемого Вячеслава Станиславовича, который почему-то акцентировал внимание, что неизвестно сколько денег положит в карман коммерческая структура. Абсолютно точно известно. Структура не кладет деньги себе в карман из этого потока. Все деньги концентрируются на специальном счете в банке и в ежедневном порядке перечисляются в федеральный бюджет. Федеральный бюджет спустя квартал рассчитывается с компанией за выполненную работу в соответствии с KPI. KPI является качество распознавания транспортных средств. Поэтому сумма по государственному контракту известна с точностью до копейки. Ничего у перевозчиков наша компания не берет и не может брать по определению. Компания не распоряжается этим счетом за исключением возможностей вернуть средства с этого счета пользователям, если они решили забрать свои деньги, не потраченные при проезде.

И еще несколько цифр хотелось бы привести. Есть разные оценки по поводу удорожания всего и вся после введения этой системы. По данным АКОРТ – это ассоциация розничной торговли – стоимость логистики для торговой сети составляет примерно 7%. Если повышение за счет тарифа составит даже до 10% себестоимости перевозок, то составляющая в конечной стоимости товара не может составить больше 0,7%. И еще нужно понимать, что в России 83% грузов перевозимых грузовым автотранспортом – это навалочный груз (инертные материалы). Это в большей степени будет касаться стройки. И только 8% перевозок составляют товары потребления.

ЕЛЕНА КОНДРАТЕНКО, «Сибнет»

— Хотела бы уточнить две цифры. Сколько будет собрано денег при 1,5 рубля? Сколько всего машин в СФО должно быть подключено к системе?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— По Новосибирской области около 1500 магистральных автопоездов. По нашим сведениям магистральный автопоезд проходит порядка 10 тысяч километров в месяц по дорогам федерального значения. Надо понимать, что перевозки по Сибирскому федеральному округу от Урала до Дальнего Востока они отличаются от регионов до Урала – там сеть дорог более разветвленная. А у нас, к сожалению, только одна и она является федеральной. Поэтому мы в этом плане попадаем в неравное положение с нашими коллегами с той стороны Урала. Если взять в среднем пробег 10 тысяч километров в месяц, 1500 транспортных средств. Дальше умножайте на любую цифру – 1,53 рубля или 3,06 рубля. Получится очень простая арифметика.

АНАСТАСИЯ ВАГАНОВА, «Новосибирские новости»:

— Хотелось бы понять схему расчета. Перевозчики перечисляют деньги в коммерческую структуру, которая потом всю эту сумму отдает государству. Тогда вопрос Денису Иосифовичу Крылову – какие конкретно вы оказываете услуги и куда пойдут оставшиеся деньги? Как они будут распределяться по регионам?

ДЕНИС КРЫЛОВ:

— Схема очень похожая на схему, применяемую сотовыми операторами. Есть некий лицевой счет, на который предприниматель вносит деньги. С этого лицевого счета деньги списываются по мере. Тратятся деньги двумя способами. Либо если у перевозчика установлено бортовое устройство (Глонасс или JPS-трекер). Соответственно пробег умножается на тариф и эти деньги в автоматическом режиме раз в сутки списываются с лицевого счета в пользу федерального бюджета. Второй вариант – это маршрутная карта, когда пользователь покупает билет на поезд: задает начальную и конечные точки, система обсчитывает километраж, умножает на тариф, списывает с лицевого счета деньги. Все эти деньги списываются раз в сутки в час ночи по результатам пробега за прошлый день и отправляются в федеральный бюджет.
Как деньги будут распределяться правительством, федеральным дорожным агентством нам абсолютно неизвестно.
Наши услуги заключаются в том, что компания создает всю инфраструктуру. Это центр обработки данных, софт, офисы поддержки, сайт, мобильные приложения, терминалы самообслуживания, которые сейчас поставлены и в наших офисах и на АЗС на дорогах, которые ведут к федеральным трассам, система контроля стационарная и мобильная. И самое главное – офлайновые инфраструктура в виде наших офисов, в которых сидят операторы и помогают людям зарегистрироваться и решать любые вопросы, которые возникают.

АНАСТАСИЯ ВАГАНОВА:

— Как будут распределяться собранные деньги между регионами?

ДЕНИС КРЫЛОВ:

— Это вопрос абсолютно не ко мне. У нас есть единый счет, с которого деньги направляются в федеральный бюджет.

АНАТОЛИЙ КОСТЫЛЕВСКИЙ:

— Каждый год при защите бюджета регионам выделяются определенные средства. Эти деньги Росавтодор будет распределять по субъектам. Сейчас в проработке вопрос, чтобы часть денег направлять в регионы на реализацию проектов на основе государственно-частного партнерства. В частности, в Новосибирской области в проработке три таких проекта: это строительство Центрального (четвертого) моста, Юго-Западного транзита и реконструкция трассы К17 Р (Новосибирск – Павлодар). Регионы сами такие проекты не потянут. Транш из федерального бюджета возможен благодаря данным средствам.

АЛЕКСЕЙ СТРЕЛЕЦ, ТАСС:

— Вы сказали, что планируете свою точку зрения отстаивать и добиваться снижения тарифа до 96 копеек. Что планируете делать? К каким мерам еще прибегать?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Спасибо за вопрос! Во-первых, меня Анатолий Константинович поправил — по подсчетам Минэкономразвития не 96, а 64 копейки достаточно. Убеждены, что Минэкономразвития берет цифры не с потолка. Во-вторых, что мы планируем делать. Хотел бы заострить Ваше внимание, что мы – профессиональная ассоциация, которой уже десять лет. И основной своей задачей мы с первых дней ставили выстраивание конструктивного диалога с различными ветвями власти. Даже данную акцию мы старались провести максимально организованно, при поддержке властей. Мы и дальше будем пытаться выстраивать конструктивный диалог. Не просто твердить, что вот «Баба Яга против», а именно опираться на конструктивный диалог. Убежден, что на сегодняшний день проведение наших мероприятий, в том числе публичных и послужило к некоторым подвижкам со стороны правительства. Это тоже не что иное как результат наших консолидированных действий. Убежден, что дальнейшие наши конструктивные переговоры приведут к еще более серьезным результатам. Почему? Потому что тот же самый Минтранс опирается на информацию из регионов. И здесь я хотел бы прокомментировать недавнее выступление одного из заместителей министра транспорта, который не совсем корректно высказался в отношении всех, кто участвовали в России в акции протеста. Назвал нас серыми перевозчиками, мелкими частниками. Я категорически с этим выражением не согласен. Мы-то как раз консолидировали в своих ассоциациях добросовестных перевозчиков и наш основной принцип — объединение тех собственников бизнеса, которые создают рабочие места, платят налоги и выстраивают свой бизнес в рамках российского законодательства.

ЕЛЕНА КОНДРАТЕНКО:

— А можно уточнить? Акции протеста будут какие-то еще? Например, в понедельник?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Вы знаете, ситуация вокруг этого постановления изменяется каждый день. Мы поддерживаем связь с крупными ассоциациями российского уровня, такими как Российский автотранспортный союз, ведем переговоры с нашими коллегами в других регионах. Координируем наши действия. Я не могу ничего исключить. Что подобного рода мероприятия будут еще. Это все зависит от того как будут развиваться события. Но подчеркну, что мы постараемся, чтобы любые мероприятия проходили организованно и в рамках российского законодательства.

АНАСТАСИЯ ВАГАНОВА:

— Перевозчики будут сами выбирать – создавать маршрутную карту или пользоваться трекером? И нужно ли за маршрутную карту платить авансом, а за трекер — постфактум? Или вся оплата будет производиться постфактум?

ДЕНИС КРЫЛОВ:

— Выбор делает владелец транспортного средства. Платеж производится с лицевого счета. На нем должны быть деньги. Либо он предоплачивает по маршрутной карте весь маршрут. Либо по данным бортового устройства списывается по факту. В рамках средств, которые есть на лицевом счете. Бортовые устройства выдаются бесплатно.

АНАСТАСИЯ ВАГАНОВА:

— То есть, я правильно поняла, за маршрутную карту нужно предоплатить, а за показания трекера – проехал и в час ночи оплата?

ДЕНИС КРЫЛОВ:

— Да. Примерно так.

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Позвольте я прокомментирую. Это один из тех моментов, конструктивное предложение мы тоже сформулировали. Мы считаем, что данная система является ни чем иным как предоплатной системой и в том, и в другом виде. Наша деловая практика построена, к сожалению, таким образом, что за выполненную работу мы можем получать деньги спустя полтора-два, а то и три месяца.
Наша позиция — в кризисных условиях данное решение преждевременно. В тех условиях, в которых находится не только отрасль автомобильных грузоперевозок. Сегодня у нас отсутствует кредитование. Банки нас не кредитуют. Оборотных средств у перевозчика нет. И введение дополнительной платы губительно для отрасли в тех условиях, в которых нам приходится работать. Мы предлагали повременить с принятием данного решения до лучших времен. Нас, к сожалению, не услышали. Мы предложили другой вариант – включите эту плату в топливный акциз. И тогда дорожный фонд будут наполнять все участники дорожного движения. Не только грузовые перевозчики, а все без исключения. Понимаем, что государство опасается, что деньги, поступившие в топливные компании, очень легко могут раствориться. Не приняли и это предложение, вводят систему «Платон». Опять мы внесли ряд конструктивных предложений. Например, постоплата. Продумайте такой способ, когда перевозчик выполнит поездку, получит деньги за выполненную работу и потом будет способен оплатить тот маршрут, по которому он проехал.

ЕВГЕНИЙ ЖИЛИЧЕВ, «Интерфакс»:

— А есть ли оценка сколько средств одномоментно должны будут положить на лицевые счета участники вашей ассоциации?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Я такую информацию вам не дам по одной причине — штрафные санкции будут вводиться после первого мая. Такая полумера — вроде тестовый режим, вроде и нет. Здесь вас штрафовать не будут, а при въезде в Москву вас оштрафуют. Данное решение заставляет перевозчика быть недобросовестным. Сейчас какая-то часть перевозчиков будет приобретать бортовые устройства, но не будет их подключать. Часть подключит. И они попадут в неравные условия. Кто-то заплатит за проезд, кто-то сэкономит деньги и они останутся в качестве прибыли для этого предприятия. К чему опять идет весь разговор? Создайте четкие, прозрачные, жесткие рамки, по которым с какого то периода все участники этого процесса будут и должны работать в равных условиях! Никаких полумер! Вот до первого мая приобретайте трекеры, подключайте, смотрите как работают. С другой стороны, система будет отлаживать свой механизм. Отладили, посмотрели, отрегулировали. И с первого мая все работают в одинаковых условиях.

АЛЕКСЕЙ СТРЕЛЕЦ, ТАСС:

— Почему именно такая стоимость километра? Из чего формируется эта цифра?

АНАТОЛИЙ КОСТЫЛЕВСКИЙ:

— Я не отвечу на ваш вопрос. Цифра разработана министерством транспорта на основе научно-исследовательской работы.

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Есть расхождения в цифрах, которыми оперирует Росавтодор и профессиональное сообщество. В километраже, в пробеге одного транспортного средства по федеральным дорогам у нас есть реальные расхождения.

АНАСТАСИЯ ВАГАНОВА:

— Если позволите. Насколько я знаю, Росавтодор подсчитал сколько денег они тратят в год на ремонт испорченных грузовиками дорог. Получилось 180 миллиардов. Вычли топливный акциз, транспортный налог и оставшуюся сумму поделили на пробег автомобилей. Получилось 3,73.

ЕЛЕНА АЗАРОВА, «Федерал пресс»:

— Существует мнение, что данный закон в интересах железнодорожного транспорта. Кто согласен с этим мнением?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Автомобильным грузовым транспортом перевозится более 70% продуктов питания и товаров народного потребления в России. Никогда железнодорожный транспорт в полном объеме не сможет подменить собой автомобильный транспорт. Поскольку до железной дороги надо тоже чем-то довезти. И до пункта доставки тоже. Себестоимость перевозки автомобильным транспортом гораздо ниже, чем тарифы железной дороги. Это единственный вид транспорта, который работает без предоплаты.

НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— А могут «Газели» заменить большегрузный транспорт?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Конечно, могут. Только какой будет эффект? Представьте вместо одного магистрального автопоезда, в который входит 33 паллеты, данный груз повезет «Газель», в которую входит 3 паллеты. Значит, одиннадцать «Газелей» выстроятся на улицах города вместо одной фуры, создадут неблагоприятную экологическую обстановку.
В развитых странах Западной Европы, наоборот, есть примеры, когда на дороги выходят грузовые транспортные средства, которые намного больше тех, что используются у нас. Например, грузовик, общая масса которого составляет порядка 76 тонн и габариты 40 метров. Представляете? Какие же дороги в таких странах как Швеция, Норвегия, которые имеют примерно одинаковый с нами климат, что выдерживают такие автомобили!

— В западных странах берут плату за проезд грузовиков по федеральным трассам?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— Да, берут. Только форма взимания несколько другая. Там именно плата за проезд по дорогам общего пользования. Но при этом там существует альтернативная трасса. Пусть она не такая широкая и прямая. Но, тем не менее, достаточно хорошего качества. По которой можно проехать не так быстро, но бесплатно. У нас при разработке данного постановления правительство пошло на определенную хитрость. И вот эта формулировка – не плата за проезд, а взимание денег за ущерб дорогам, наносимого транспортными средствами общей массой от 12 тонн и более. Если бы была формулировка плата за проезд, тогда мы вправе были потребовать альтернативную дорогу, бесплатную. Здесь правительство пошло на хитрость.

ЕЛЕНА КОНДРАТЕНКО, «Сибнет»:

— Получается, что если у человека будет не десять машин по 20 тонн, а две по 50 тонн, то он сэкономит на проезде? Не за каждую же тонну плата?

ВЯЧЕСЛАВ ТРУНАЕВ:

— У нас в стране такие тяжелые машины не могут выйти на дороги. У нас более жесткие требования законодательства.
Порой везем не 20 тонн, а 18 тонн и все равно имеем возможность стать без вины виноватыми, так как на весовом контроле автомобиль взвешивают и говорят у вас превышение по осевой нагрузке и вы являетесь уже тяжеловесным транспортным средством. Штраф вам – 400 тыс. рублей. Понятно, что весной, когда снижается несущая способность дорожного покрытия, тогда нагрузка на ось имеет большое значение. Но когда мы везем с большим недобором по общей массе, а имеем превышение осевой нагрузки 300-500 килограмм, нас называют тяжеловесным транспортным средством и штраф! О чем тут можно говорить? Какая логистика? Какое развитие?

АНАТОЛИЙ КОСТЫЛЕВСКИЙ:

— Подобная система действует в Словакии, Венгрии, Германии. Есть также в Австрии. Еще есть «Белая книга» европейская – при дальности перевозки свыше 500 километров, грузы должны перевозиться железнодорожным и водным транспортом.

НАТАЛИЯ БАРСУКОВА:

— Большое спасибо нашим гостям! Спасибо Вам, коллеги!

Пресса о нас

Интервью, статьи, видеорепортажи о деятельности СААП

Материалы рубрики

Перевозчики отстаивают права

О диалоге перевозчиков с властями

Материалы рубрики

Мы вне работы

Фоторепортажи о соревнованиях и событиях, в которых участвуют сотрудники компаний – членов СААП

Материалы рубрики